200 просмотров

Созависимость или как решиться на встречу с самим собой?

Наша душа в принципе устроена подобно нашему телу. Как и тело, она должна чем-то питаться. Если душа «недокормлена», голодает – по теплу, доверию, любви, задушевности и покою, — то она начинает есть что попало (контроль и страдания например) и болеть. Также ей необходимо выделять, так сказать, продукты переработки – чувства, эмоции. Если душа не может свободно выделять, т.е. размещать свои чувства, то она страдает от отравления и опять-таки болеет. И когда этой боли становится слишком много, в душе поселяется страх. Страх перемен. Потому что перемены могут принести как успех, так и новую боль. А новая боль для исстрадавшейся души – это уже слишком. Пусть уж лучше будет по-старому…

За 6 лет работы Центра реабилитации и ресоциализации «Источник» нам несколько раз пришлось столкнуться с крайними проявлениями созависимости. Это когда родители, видя как меняются и взрослеют их дети, отнюдь не радовались. Они негодовали и выражали нам претензии: «Что вы сделали с моим ребенком?!! Мне нужно, чтобы он только наркотики не употреблял, а здесь он рассуждать научился, планы самостоятельные сторить смеет, хочет сам решать свои проблемы, выбирать где жить, что носить, где работать! Не бывать такому! Он больной, глупый и несамостоятельный. Он мой, и решать все буду только я, таковы правила!». И были случаи, когда забирали своих детей с программы. Или провоцировали на уход. Дальнейшая история этих семей плачевна.

Что же такое происходит с людьми, что они начинают совершать такие страшные вещи?

Для начала неплохо было бы прояснить, а что собственно говоря за штука – созависимость?

Со – это значит «вместе». Мы делаем нечто вместе, совместно. Вроде как очень даже хорошо.

Зависимость – это как сказать. Если, к примеру, взять учебник по физике, то «зависимость – это такая взаимосвязь между событиями, когда одно из них происходит при условии, что происходит другое. Учебник математики дает следующее определение: «зависимость — это такая связь между переменными, при которой изменение одной переменной вызывает изменение другой или других». т.е. созависимость – это функционирование одного под воздействием другого, причем воздействие этого другого является непременным условием. Другими словами, если в двигатель не налили бензина, то машина не поедет. В условиях данного эксперимента это не машина, а груда более-менее дорогого железа. А если не из учебника, а из жизни, то формула такая: нет наркотика — наркоман не человек, а жалкое, грубое, ноющее, лгущее, пресмыкающееся, наглое существо неведомой породы.

Так кто же такой со-зависимый?

Расскажу анекдот, он прекрасно иллюстрирует созависимые отношения:

— Во-во-чкаааа! Дооомой!

— Я что, уже замерз?

— Нет, ты уже хочешь кушать!

Это пока Вовочка маленький. Когда подрастет, диалог несколько изменится по форме, но останется прежним по сути:

— Мама, я пошел на улицу пить, курить, воровать, употреблять наркотики!

— Только шапочку надень!

Созависимость – это когда не живешь своей жизнью. Это такое состояние взаимоотношений, когда все чувства, переживания, помыслы, действия, интересы одного человека полностью подчинены другому, зависимому. Созависимая мать или жена чрезмерно привязана эмоционально к наркоману, ее настроения и чувства полностью контролируются его состояниями. Она эмоционально вовлечена в его употребление и прочие проявления, т.е. испытывает стыд , вину за него. Все внимание сосредоточено на личности другого, собственная личность обесценивается. Постоянное стремление контролировать поведение наркомана в надежде его «спасти»приводит к тому, что созависимый действует не в соответствии со своими интересами, зачастую даже вопреки им. Требования реальности искажаются и интерпретируются по-своему. Созависимого легко узнать: он жертва обстоятельств (наркомании близкого), которые сильнее него. Он несчастен и подавлен. У него все рушится: семья, карьера, здоровье.

Но почему же человек не меняет своего поведения? Почему с маниакальным упорством изо дня в день повторяет заведомо бесполезные, а то и разрушительные действия, развращает и без того разрушенного наркомана тем, что позволяет пожирать себя? Почему не следует рекомендациям заняться собой и отпустить с любовью наркомана? Почему даже в случае успешной реабилитации, когда, казалось бы, начинает сбываться мечта всей жизни и родное чадо начинает выздоравливать, родители в какой-то момент испытывают непреодолимое желание разрушить то, что с таким трудом проросло и только начинает укореняться?

Дело в том, что как это ни дико звучит, созависимость по-своему привлекательна. Вообще зависимость, любая, дает «бонусы» своей жертве.

Наркоман продолжает употреблять потому, что подсознательно знает, что выздоровление – это тяжкий многолетний труд, а труда он не любит и боится. Сейчас у него есть проблема. Страшная, смертельно опасная но…ОДНА! А у выздоравливающего их тысячи, как и у всех нормальных людей. Эта ограниченность спектра проблем и есть один из основных «бонусов» химической зависимости.

У созависимости свои «бонусы». Люди, привыкшие жить в созависимых взаимоотношениях, знают только два варианта отношений, освоили только две роли: жертвы и спасателя. И обе роли достаточно «вкусные». Если я спасатель, то честь мне и хвала, я получаю кучу признания и одобрения от социума, да и от себя самой. Я нужна, я важна, я востребована. Я исполняю святую миссию, спасаю своего ребенка (мужа, брата, возлюбленного). Если мою помощь отвергли, меня в очередной раз облаяли, обокрали и опозорили, то я – несчастная жертва, я могу страдать. Я могу страшно страдать! И тогда я получаю ЧУВСТВА. Хоть какие-то, но СИЛЬНЫЕ! Меня жалеют окружающие, мне сочувствуют, МЕНЯ ЗАМЕЧАЮТ.

Есть у созависимых еще один бонус. Контроль. Его величество контроль! Потеряв контроль над собственной жизнью, он стремится контролировать зависимого. Сначала контролирует употребление. Куча энергии тратится на прояснение суперважных вопросов: что употреблял, когда, где, с кем и сколько. При этом наличие или отсутствие ответов на эти бесполезные вопросы ну никак не влияют на собственно употребление. На те самые «где, когда, с кем и сколько». Когда наркоман все же начинает выздоравливать, на смену одним пустым вопросам приходят другие, контролирующие теперь уже его выздоровление. Где детка будет работать? Ребенку надо сдать анализы! Сыночке нужно жениться!… а дитятке под 30. Контроль — вот чем питается, что «употребляет» созависимый.

Что же случится, если созависимый начнет выздоравливать? Если откажется от ненужного и даже злокачественного контроля? А произойдет следующее. Оставив в покое близких, разрешив им самим встретиться с последствиями употребления, или выздоровления, созависимый останется без привычного круга проблем. Останется лицом к лицу с самим собой. С мечтами, которые не осуществил. С отношениями, которые не сохранил. С делами, которые не доделал. С жизнью своей, которую не жил… без всяких «потому что», а просто НЕ ЖИЛ. Придется признать, что подобно наркоману потерял контроль над собственной жизнью, пытаясь контролировать жизнь других. Это очень болезненный момент, у созависимого наблюдаются все симптомы абстиненции: расстройства здоровья, повышенная тревожность, тоскливость, депрессии. Но это проходит, как и наркоманские ломки. И тогда наступает время строить свою жизнь по- новому. Не стоит этого бояться. Вместе мы справимся.

Программой Центров реабилитации и ресоциализации наркозависимости «Источник» и «Светлый Дом» предусмотрена обязательная индивидуальная и групповая психологическая работа с родителями наркоманов и ближайшим окружением.

Звоните, пишите, мы рады Вам помочь.

Елена Буланова,

Психолог, психотерапевт.