146 просмотров

Повальная наркомания — что делать???

Суд в Китае приговорил гражданку России к смертной казни за контрабанду наркотиков. Об этом 26 ноября сообщает «Интерфакс» со ссылкой на консульский отдел посольства России в КНР.

Приговор был вынесен в городе Чжухай 23 ноября. Жительница Хабаровска Марина Лопатина 1973 года рождения обвинялась в попытке ввоза в страну двух килограммов героина. Суд признал Лопатину виновной и приговорил к смертной казни с отсрочкой исполнения приговора на два года».

Не знаю, кому как, а мне стало не по себе. С одной стороны, наши соотечественники активно выступают за такое наказание за подобные преступления. С другой стороны, приговорили не мы, а китайцы, поэтому наказание кажется крайне жестким.

И, тем не менее, повод поговорить об ответственности за распространение наркотиков есть.

Ежегодно по линии Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков в места лишения свободы отправляется порядка 100 тысяч преступников. И создается впечатление, что мы имеем дело с бездонной бочкой, где, сколько ни черпай, дна не видно. Сегодня в местах лишения свободы находится порядка 500 тысяч отбывающих наказания за наркотики. И общество кормит, поит, одевает и обувает эту орду наркодилеров. А еще охраняет, перевозит и… обучает. Наши зоны, где содержатся наркопреступники — это университеты, в которых они проходят переподготовку.

Кто — пять, а кто — 8-10 лет. Это и аспирантура, и докторантура. Ведь там содержится «элита» преступного бизнеса, оказавшаяся там в разные, не очень давние годы. Недавние потому, что только в последние 4-6 лет стали назначаться реальные и нередко большие сроки наказания, хотя ранее подавляющее число приговоров за наркоторговлю носило условный характер. В 2003 году по данным Судебного департамента Минюста в некоторых областях до 90 процентов приговоров были условными. Доходило до того, что преступник привлекался в течение года два-три раза. И каждый раз ему назначался условный срок. Иначе как насмешкой над правосудием назвать это нельзя.

Беседуя с такими персонами я понял главное: они жалеют не о том, что торговали, а о том, что попались. И лагерная аспирантура позволяет не только повысить «квалификацию», но и познакомиться с «коллегами», обменяться опытом и навыками. Проработать новые способы ведения своей деятельности.

Ничто не вечно под луной. Не вечно и заключение. А на воле крупного дилера ждет безбедный старт в новой жизни. Дом, машины, благополучие. «Все, все, что нажито непосильным трудом» ждет его дома. Ведь институт конфискации имущества, как форма подрыва экономической основы преступности исключен. А потому для нового-старого бизнеса стартовый капитал есть.

Каждый год на свободе оказываются десятки тысяч наркодилеров. Кто-то отбыл срок полностью, а кто-то вышел условно-досрочно (УДО).

И все они не прошли ту процедуру искупления и осознания своей вины. То, ради чего их и отправляли в зону. Они выходят помудревшими, озлобленными, подготовленными к новым битвам бойцами. Записные книжки пухнут от новых идей, контактов и связей.

Зачастую сами зоны превращаются в штабы, откуда идут директивы на волю, где разрабатываются и осуществляются планы. И не раз случалось, что все нити разработки вели в зону…

Наркопреступность — явление исключительно рецидивное. Сложно встретить, чтобы единожды избравший этот путь менял специализацию.

За время службы мне приходилось наблюдать эволюцию отношения к наркотикам в обществе. От полного признания возможности легализации до наказания преступников исключительно смертной казнью.

Ряд бывших больших начальников вроде Седьмого Генерального секретаря ООН Кофи Аннана и бывших президентов ряда стран в прошлом году договорились до того, что человечество проиграло войну с наркотиками, а потому их надо легализовать…

Отбрасывая, как в фигурном катании, верхние и нижние оценки, хотелось бы остановиться на следующем.

Цикличность колебаний отношения к этой проблеме имеет десятилетний период. И если в начале этого века наша страна вырабатывала гуманное отношение к наркоманам, более того: декриминализировали само употребление, то сегодня маятник качнулся назад.  Обсуждается вопрос об уголовной ответственности за употребление! Мой коллега, с которым я обсудил эту инициативу, пояснил, что речь идет о неоднократном факте употребления. Таких, то есть «попавшихся» в течение года два и более раза, порядка 10 тысяч. На первый взгляд цифра не очень большая… Подозреваю, что и сама эта идея связана не столько с отправкой наркомана в зону, сколько с направлением на принудительное лечение. Есть приговор суда — пожалуйте в койку!

Но коек нет! Точнее, есть, но мало. Катастрофически мало. Да и бывшие лечебно-трудовые профилактории ликвидированы. Восстановление их — это колоссальные деньги. Но даже если мы стремительно, как в сказке, построим эти «фабрики» здоровья, проблему не решить. Что мы имеем в осадке? Профанацию.

Российские наркологи, умело манипулируя цифрами, утверждают: места есть. Да, есть. Но на них лежат алкоголики, которых кратно больше. На последнем телемарафоне «Всем миром против наркоагрессии» я обратил внимание на справку у одной из участниц, в которой значилось наличие 142-ух тысяч стоящих на учете наркоманов. Цифра просто нереальная для области, однако, выяснилось, что она включает в себя весь контингент клиентов наркодиспансеров области. Собственно же наркоманов стоит на учете порядка 5 тысяч. И на 5 тысяч наркоманов мест, с учетом ротации, может, и хватит… Но вместе с алкоголиками?..

И какие бы законы мы не приняли, без развития инфраструктуры лечения мы ничего не решим.

А потому криминализация наркопотребления будет превалировать. Где лечить? А раз лечить негде (амбулаторно — это просто нереально!), то все может превратиться вы профанацию. И за решетку без лечения отправится на 5-7 тысяч человек больше, что безусловно вызовет негативную реакцию в обществе.

Несмотря на принятую Стратегию борьбы с наркотиками в России, за скобками осталась такая тема, как подготовка специалистов по профилю «наркология». В минувшем году число принятых в ВУЗы по этой специальности не увеличилось. При увеличении числа больных, не подготовив достаточно специалистов, проблему не решить. Значит, через пять лет разрыв между необходимым количеством специалистов и их действительным числом еще больше увеличится.

Также без решения остаются многие другие проблемы, изложенные в Стратегии.

Стратегия — это оболочка. Важна программа, план. Само принятие стратегии с учетом потраченного времени на согласование, на состязание в риторике между ведомствами, — это потеря инициативы и качества. Если бы она принималась пакетно, с техническим обоснованием, экономическими расчетами и постановлением правительства, федеральной целевой программой, защищенными статьями госбюджета на эти цели, поручениями Президента, планами работы ведомств по теме — это было бы здорово. А пока мы имеем то, что имеем. Достаточно посмотреть на меры по реализации Стратегии на сайте Управления ФСКН, и станет ясно, что свет в конце туннеля появится не скоро. В будущем году по словам Д.А. Медведева (будущего премьера) большинство нынешних начальников, на кого возложены обязанности по тем или иным позициям Стратегии, вылетят из кресел кабинета Министров. (О реформе самого нарковедомства можно только догадываться.) Уверен, что в ближайшее время мы даже не найдем тех, кто писал сам план реализации этой Стратегии…

Новый состав Госдумы тоже не скоро войдет в тему. Есть и иные первоочередные меры — выполнить то, что обещали избирателям.

Не знаю, обратил ли кто-нибудь внимание, но в последние годы мы видим, как растет правовое сознание торговцев смертью. Как умело они пользуются дырами в законе. Правительство не успевает корректировать списки запрещенных веществ. Запретили курительные смеси — появились морские соли. Запретили соли — появилось вообще черте что. Эта гонка напоминает гонку вооружений. Изобрели мощную пулю — тут же изобрели прочный бронежилет. И вот уже новая пуля, а потом новый бронежилет… Достаточно покопаться в интернете, чтобы понять, что те, кто «профессионально» занимается наркосбытом, на голову выше тех, кто занимается борьбой с ним.

Россия — страна менделеевых! И полуграмотный пацан со знанием дела обсуждает со своими сверстниками изменение молекулярной решетки наркозелья с помощью разных комбинаций химикатов!

Страна же идет по пути накручивания запретов. Пока мы еще не ощутили на себе рецептурный отпуск кодеиносодержащих лекарств (в некоторых субъектах уже введен). Еще не посидели в очереди за рецептом… Но «шахматная мысль» менделеевых от наркобизнеса не стоит на месте. Не сегодня-завтра мы получим такой продукт, который опять не впишется ни в один запрет.

Но есть еще одна тема.

Наркодилер совершенствует свое мастерство всю жизнь. Оперативный работник активно работает 3-5 лет. Только за время существования наркоконтроля там сменилось по кругу 4-5 составов сотрудников. Только в Нижегородском управлении за 8 лет сменилось несколько начальников, не говоря об операх. А за этим тянется целая цепочка: новым сотрудникам надо создавать свои позиции, внедряться в криминальную среду, разрабатывать новые принципы оперативной работы. На это уходят месяцы и годы. А когда только освоился — новая реформа.

Даже риторика обсуждения носит такую цикличность. Месяц назад Б. Грызлов заявил, что наркотики надо приравнять к оружию массового поражения, а наркодилеров — к серийным убийцам.

Я даже подскочил! О как!

Порылся в интернете и… о, чудо! 2003 год!

Заместитель председателя Государственного комитета по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ Александр Михайлов тоже предложил свой вариант борьбы с наркодилерами: к примеру, можно создать компьютерную игру «Убей наркодилера!» и занять ею умы сограждан (Игра «Боец спецназа» выпущена в 2004 и была популярна среди молодежи — авт.).


Игры играми, но на сегодняшнем мероприятии в «Росбалте» о наркотиках говорили и языком цифр. А они таковы: только за 5 месяцев существования Госнаркоконтроля возбуждено 10 тысяч уголовных дел по факту незаконного оборота наркотиков. Изъято более 20 тонн наркотических средств, из них 260 килограммов — героина. Подобная статистика позволяет зампредседателя Госнаркоконтроля Александру Михайлову квалифицировать наркотики как «оружие массового поражения», наркодилеров — как «серийных убийц».

Прочитал и задумался. За пять месяцев 2003 года новое молодое ведомство изъяло 20 тонн наркотиков! Без опыта, наработок, с незаполненными вакансиями, практически с нуля. В 2004 году было изъято 139 тонн! Из них 3.5 тонны героина!

Сегодня 50 тонн выдаются за рекорд! Но как это так? Если ситуация со слов начальников ведомства сложная, то где наркота? Ведь если хуже ситуация, то и изъятий должно быть больше. А если эта причинно-следственная связь рвется, то значит что-то не так.

И каждый новый начальник открывал для себя давно открытую Америку. Но вырастить картошку, как Сьеса де Леон в Старом Свете, так и не успевал.

А ребята из зоны — успевают! Их благосостяние растет вместе с оборотами зелья.

Я внимательно слежу за всем, что происходит на этой поляне, беседую с коллегами. Не буду писать о тяжелых ощущениях, скажу вот о чем.

С 1 января 2012 года предполагается повышение довольствия военнослужащим и сотрудникам МВД. Через год повысятся выплаты для МЧС, ФСБ и Прокуратуры.  А наркоконтроль? Пока планируется сокращение и частичное разаттестование…

В 2013 году это будет самая бедная силовая структура, которой предназначено, как утверждают политики, бороться с чумой  нашего века.

Для меня очевидно, что уже в январе начнется отток кадров из системы, так как там много бывших милиционеров, которые пришли в нарковедомство за более высоким окладом. И уже одно это не стимулирует сотрудников к работе. Кто-то тянет на бреющем полете до пенсии, кто помоложе — ищет работу на стороне, кто-то смотрит в сторону МВД. Не способствует оптимизму и информация о возможной смене руководства.

Более того, с 2010 года урезано финансирование противодействия наркобизнесу. Федеральная целевая программа 2005-2009 года закончилась, а новая не принята. И нет шансов, что она появится в 2013 году: бюджет сверстан. Скажу откровенно: вина за отсутствие программы полностью лежит на руководстве наркоконтроля. И это при такой поддержке! Президент и Госсовет в Иркутске по этой теме проводил, и управления посещал… Не смогли!

Но начальники приходят и уходят, а куда бедному крестьянину податься? Ситуация ведь может качнуться и в одну, и в другую сторону. Хочется верить, что государственные меры сработают. А если нет? Если вместо «классических» наркотиков появятся новые, неконтролируемые и незапрещенные? И все пойдет по кругу. Тем более, тенденции весьма тревожные. Дезаморфин, о котором много говорят, появился в начале XXI века, а хватились, когда было поздно…

Дабы не уподобляться участникам выборных дебатов, которые готовы строить в угоду избирателям мосты вдоль реки, постараюсь изложить свои мысли в концентрированном виде.  Что-то вроде депутатского наказа…

Ввести пожизненное заключение для лиц, вторично осужденных, попавшихся на сбыте наркотиков. Без альтернатив.

Ввести конфискацию имущества у лиц, осужденных за эти же преступления.

Принять Федеральную целевую программу по противодействию распространению наркотиков на 5 лет, предусмотреть в ней выделение средств исключительно для практических мер регионального, а не федерального характера.

Разработать меры по созданию не только правового, но и социально-экономического характера по обеспечению медицинской помощи для наркоманов. Независимо от того, будут они лечиться принудительно или добровольно. Увеличить число нарколечебниц и реабилитационных центров, привлекая для этого внебюджетные средства.

Предусмотреть господдержку частных социально-реабилитационных центров независимо от конфессиональной принадлежности. К сожалению, в этой сфере мы наблюдаем жесткое противостояние, желание отдельных конфессий добиться государственных преференций, претензии на истину в последней инстанции, желание бороться на за жизнь человека, а за адепта. Наблюдаются рейдерские способы в захвате имущества иных конфессий. Нужно в жесткой форме, вплоть до уголовного наказания, как того требует Конституция РФ, пресекать разжигание межрелигиозной розни в реабилитационной сфере. Создать условия для обмена опытом между такими центрами, в том числе бывших стран СССР.

Стимулировать работу органов муниципального управления (в первую очередь — сельского) по созданию с помощью негосударственных социально-реабилитационных центров новых рабочих мест. Шире использовать труд реабилитантов в интересах общества.

Систематически с позиций органов власти проводить разъяснительную работу с предпринимателями, в действиях которых подозревается торговля психоактивными веществами (табак, смеси, и пр.), которые используются для приготовления зелья.

Оборудовать все аптеки системами видеонаблюдения, выделив их как зоны особого внимания. Оперативно реагировать на все факты подозрительной торговли лекарственными препаратами. По линии полиции систематически проверять обстановку вокруг них силами ППС, участковыми и инспекторами по делам несовершеннолетних.

Каждая из предложенных позиций носит конкретный характер, а потому кому-то может не понравиться. Ведь спасать человека надо по принципу «делай как я». А не «как я сказал»!
Увы, сегодня таких людей становится все меньше, а их места занимают люди бесполезные, живущие по принципу «результат определяется не объемом конкретных дел, а объемом бессмысленной переписки».

Я уже писал, что сегодня к этой теме примазывается большое число шарлатанов. Одни пишут не понимая, о чем, другие пытаются, не проработав ни одного дня с наркоманами, учить, как с ними работать. Третьи разрабатывают какие-то стандарты, и — за деньги! — проводят «сертификацию» реабилитационных центров, привлекая в качестве рычага госструктуры, коррумпируя чиновников. (Один неумный персонаж из группы таких махинаторов — нарколог — хвалился перед коллегами, что за счет такой сертификации, которая не имеет никакой юридической силы, он в месяц зарабатывает до 150 тысяч.)

И вспомнишь слова президента Медведева, сказанные им на съезде «Единой России»: «всех достала коррупция, тупость системы».

P.S. Пока вы читали этот материал, в стране от передозировки умерло 4 человека…