149 просмотров

Павел Казарьян: Наркомания — это скорее болезнь психологическая

Еще в 2006 году Министерством здравоохранения Украины был издан указ №846 «Про заходи щодо організації ВІЛ/СНІД профілактики та замісної підтримуючої терапії для споживачів ін’єкційних наркотиків». Этот закон предполагает лечение наркомании с заместительной поддерживающей терапией. Закон основывается на имеющемся международном и отечественном опыте препятствия распространению эпидемии ВИЧ-инфекции/СПИДа. Согласно этому закону, наркоманам выдают наркотические препараты, а именно метадон с поддерживающей целью. Это все преподносится так, что наркоман-метадонщик не испытывает боли при ломке и может работать и существовать в обществе, не стремится воровать и совершать преступления. Однако следует подчеркнуть, что метадон — гораздо сильнее героина.

Стоит также отметить, что на Западе, согласно статистике, от передозировки метадона смертность выше, чем от передозировки героина. МОЗ Украины делает акцент на том, что у метадона есть преимущество — его не колют, а дают в таблетках, что означает нераспространение ВИЧ среди инъекционных наркоманов. На самом деле, это тоже не преимущество. Это просто иллюзия. Я лично наблюдал картину, как парню в киевском наркоцентре дали пачку метадона, шприцы и презервативы. «Зачем шприцы?», — удивился я. На что мне обреченно врач ответила, что эти пациенты все равно колются. В общем, тот парень пошел в переход, продал презервативы и… укололся. Все медики признают, что метадонщики ведут асоциальный образ жизни, но что они могут сделать? Им важнее, чтобы ВИЧ уменьшался, к тому же они лишь исполнители аоли высших чинов.

Помимо этого, если наркоман захочет лечится, его будут лечить АРВ-терапией. Но! Никакой помощи он не получит до тех пор, пока не начнет «есть» метадон. Логика удивительна — это значит, что человек пришел лечиться от наркотиков, а его ими же и «кормят», поддерживая таким образом больного. На самом деле, таким образом они дают человеку возможность «тихо таять».

И я считаю, что это фактически легализация наркотиков. На Западе программы по лечению от наркомании рассчитаны на то, чтобы отделить их от общества, и у них это работает. У нас же такого нет. У нас под метадоном разрешается делать все, даже водить транспорт. Многие медики замалчивают и тот факт, что метадон увеличивает в 2-3 раза рост ВИЧ-клеток, а у того, кто употребляет эти таблетки больше года — в четыре.

Известно, что любой наркоман употребляет наркотики для того, чтобы получить эйфорию. Организм приспосабливается к любой дозе. И чем дальше — тем требуется больше. Один наркоман втягивает в систему пятерых. Эти люди идут на все, лишь бы достать очередную дозу. Есть наркоманы, которые умудряются выносить метадон из наркологических клиник и общественных организаций, где его выдают, затем его приводит в жидкое состояние и колются. Так что, достать наркотики не так уж и сложно.

Хочется также отметить, что в последнее время наркоманы перешли на психотропные наркотики, потому что они дешевле и их проще достать. К тому же наркоманы «молодеют». У нас в центре есть ребята, которым по 14-15 лет, а они уже имели инъекционный опыт и уже ВИЧ-инфицированы…

Помимо этого, несколько лет назад в Украине вышел закон, который предусматривает в каждом районном центре наркодиспансер. На сегодняшний день по всей Украине таких центров всего около 30.

…А все начинается с того, что проще любой стресс запить таблеткой с водой и все — этот процесс уже не остановишь. Но единой концепции вывести невозможно. Ведь здесь скорее всего, дело касается психологии, а эту науку руками не потрогаешь… Нужно изучать.

Смотреть, как умирает ребенок — это не выход. Большинство родителей закрывают глаза и ничего не предпринимают, потому что не знают, что делать. А итог любого употребления наркотиков — это тюрьма, неизлечимая болезнь или смерть. Поэтому, обращайтесь к профессиональным медикам, советуйтесь с профессиональными психологами… Пишите нам в центр «Источник». Любую информацию можно найти на сайте: https://ninarkotikam.com/