122 просмотров

Особенности национальной борьбы с наркоманией

Особенности национальной борьбы с наркоманиейВ конце января текущего года на телевизионном канале «1+1» был показан фильм о результатах журналистского расследования того, как на практике выглядит противодействие распространению наркомании в нашей стране.

Перед телезрителями длинной чередой прошли безрадостные и, увы, почти привычные кадры с наркоторговцами, сытыми и уверенными в своей безнаказанности; с корыстолюбивыми правоохранителями, извлекающими незаконный доход из своего служебного положения; с беспомощными согражданами, вынужденными годами жить в усеянных шприцами подъездах; и, наконец, с самими наркозависимыми: то озабоченно снующими у очередной „наркоточки“, то безжизненно лежащими недалеко от нее после фатальной дозы…

Но было в фильме и нечто новое, ранее невиданное. Речь идет о так называемых реабилитационных центрах, персонал которых под видом заместительной поддерживающей терапии (ЗПТ) был готов делать инъекции наркотического препарата каждому, кто оплатит счет за эту, с позволения сказать, „услугу“.

Развивая тему, газета „Факты“ в своем номере от 16 февраля 2011 года поведала о том, что после выхода фильма в эфир его авторы так и не дождались надлежащей оценки деятельности указанных „реабилитационных центров“ со стороны компетентных органов, зато стали регулярно получать анонимные звонки с угрозами в свой адрес.

Конечно, услышав о таком, можно привычно ограничиться горькой усмешкой, дескать, „мафия бессмертна“, и обратиться к более приятным материям: работе, искусству, семье, прогулкам с детьми… Но именно взгляд на детей должен вернуть сознание к происходящему.

То, что смогли появиться подобные квазимедицинские учреждения, а по сути — легальные, освященные лицензиями Минздрава и Госнаркоконтроля притоны, стало следствием многих причин, иерархически вложенных друг в друга, как части одной „матрешки“ — так сказать, „от непосредственных к косвенным“ и „от частных к общим“.

Причина №1. Жажда наживы и уверенность в безнаказанности.

Желание людей заработать на торговле наркотиками (т.е. на боли и страдании своих ближних) в особых комментариях не нуждается. Бог им судья! Гораздо интереснее то, что уверенность упомянутых людей в своей безнаказанности в данном конкретном случае отнюдь не беспочвенна, ведь они (как минимум — частично) защищены лицензиями на осуществление „реабилитационной“ деятельности с применением наркотиков в рамках ЗПТ, что плавно приводит нас к следующей причине происходящего.

Причина №2. Легализация программ ЗПТ для лиц, зависимых от наркотиков, в нашей стране.

Стремительное и широкое внедрение ЗПТ началось с приказа Министерства здравоохранения Украины №846 от 20 декабря 2006 года „Про заходи щодо організації ВІЛ/СНІД профілактики та замісної підтримуючої терапії для споживачів ін’єкційних наркотиків“ (http://www.moz.gov.ua/ua/portal/dn_20061220_846.html ). Так, в пункте номер 1.2 сказано: „До 25.12.2006 р. (т.е. в течение 5 (пяти!) дней)визначити перелік місць впровадження ЗПТ в наркологічних медичних закладах, центрах профілактики та боротьби зі СНІДом, протитуберкульозних диспансерах, амбулаторіях і поліклініках сімейного лікаря та в немедичному оточенні спільно з соціальними службами…“. Последний пассаж означает, что именно Минздрав возложил функцию проведения терапии с использованием весьма опасных наркотических средств не только на врачей, но и на людей без какого-либо медицинского образования.

Этот удивительный приказ стал результатом упорной и хорошо скоординированной кампании „общественного лоббирования“ и „адвокации прав потребителей наркотиков“ с участием экс-президента США, министров прошлого и действующего украинских правительств, а также множества менее заметных (но весьма активных) функционеров, вроде главного внештатного нарколога МЗ Украины Анатолия Виевского и руководителя Госнаркоконтроля генерала СБУ Владимира Тимошенко. (Читатели, заинтересовавшиеся полным персональным составом этой большой международной бригады, могут удовлетворить свое любопытство по адресу — www.aidsalliance.org.ua/ru/moscow/Andriy_Moscow_2008_WHO.ppt , — где расположен доклад исполнительного директора „Международного Альянса по ВИЧ/СПИД в Украине“ Андрея Клепикова на Второй региональной конференции по вопросам ВИЧ/СПИДа (Москва, 5 мая 2008 г.), в котором благодарно перечислены наиболее видные лоббисты ЗПТ.)

Конечно, ни приказ №846, ни последующие документы, относящиеся к данной теме, не предусматривали инъекционного введения наркотиков в рамках ЗПТ (только внутрь, т.е. только через рот), ведь одной из заявленных целей введения ЗПТ как раз и было сокращение инъекционной активности потребителей наркотиков ради снижения риска инфицирования ВИЧ. Также не были предусмотрены „экспресс-услуги“ пациентам, пришедшим буквально „с улицы“, без подтвержденной документально истории болезни и, тем более, за наличный расчет.

Тем не менее „форточка на подводной лодке“ была открыта — выдача наркотических „пайков“ лицам, зависимым от наркотиков, была узаконена. А уж путь введения, равно как и процедура включения пациентов в программу ЗПТ, так это в современных украинских реалиях не более, чем медицинские подробности, которыми можно безболезненно пренебречь. В результате программа, предназначенная для облегчения страданий безнадежно больных наркоманов, превратилась в угрозу для здоровья молодежи и в источник преступного обогащения.

И здесь мы упираемся в причину №3. Продуманно дырявое украинское законодательство в сочетании с избирательно импотентной правоохранительной системой.

Задолго до внедрения программ ЗПТ в стране был создан чрезвычайно масштабный прецедент безнаказанного игнорирования элементарных правил оборота потенциально опасных психоактивных веществ. Речь идет об отсутствии элементарной рецептурной дисциплины в аптечных сетях страны. Следствием этого стало практически неизвестное в других странах мира явление — „аптечная наркомания“. За последний десяток лет по Украине прокатилось несколько эпидемических волн, связанных с употреблением трамадола, спазмалекса и других им подобных средств. В условиях безрецептурной вакханалии единственным действенным (хотя и не вполне адекватным, как показывает нынешний конфликт вокруг кетамина) способом гашения этих эпидемических вспышек до сих пор было отнесение соответствующих веществ к списку наркотиков со строгим предметно-количественным учетом.

Но средства, используемые в ЗПТ (метадон и бупренорфин), всегда находились в списке наркотиков, что, как выяснилось, не помешало их нецелевому использованию в упомянутых „реабилитационных центрах“. Как говорил классик, „строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения“. Очевидно, что сказанное про Россию XIX века вполне актуально для Украины XXI века.

Теперь, надо полагать, ободренные успехом владельцы „реабилитационных центров“ двинутся дальше: станут предлагать своим клиентам услуги в виде инъекций морфина или героина, а также „реабилитацию“ посредством курения гашиша или поедания галлюциногенных грибов.

Интернет велик, и потому необходимые для аргументации таких „процедур“ материалы активистами очередных кампаний „общественного лоббирования“ найдутся без труда…

P.S. Когда номер уже готовился к печати, стало известно, что изъятые лицензии возвращены „законным“ владельцам, и их „реабилитационные центры“ возобновили свою «оздоровительную» деятельность…

Еще бы, кому в нашей стране под силу сломать наркобизнеспроект, приносящий его инициаторам 1,2 млн. долл. чистогана в день?

автор: 

Владимир Гевлич