29 просмотров

Наша служба и опасна и трудна…

Андрей Кихтенко рассказал о деятельности служб по борьбе с наркопреступностью. Сейчас идет процесс реформирования. Первым этапом стал конкурс на должности в центральном аппарате. Для того, чтобы продолжать службу, тоже нужно было доказать свое соответствие озвученным требованиям. В результате 30% сотрудников вынуждены были покинуть занимаемые должности. Самым сложным моментом для них стало прохождение полиграфа (детектора лжи).

Поскольку бороться с наркопреступностью в пределах одной страны практически невозможно, для собеседования с сотрудниками департамента были приглашены представители спецслужб других стран, в том числе ФБР и DEA (Америка). Представители иностранных спецслужб присутствовали только на открытых интервью с сотрудниками и не получали доступа к их личным досье.

Среди вопросов, которые задавались “на полиграфе”, был и такой: “Есть ли у Вас связи среди криминалитета, которые используются не для проведения оперативных работ, а с целью получения выгоды.” На этом этапе некоторым сотрудникам департамента пришлось уволиться…

Другим каверзным вопросом стал: “Каковы будут Ваши действия, если Вы узнаете о том, что Ваш коллега нарушил закон?”. Ответы большинства сотрудников департамента были несколько “странными”, особенно для представителей иностранных спецслужб. Предполагался простой и ясный ответ: “Доложу руководству.” Но в общей массе правоохранители, оказывается, не спешат с отчетом. Они предпочитают “подумать”, “поговорить” и т.п.. Комиссия даже рассмотрела вариант того, что это может быть эффектом “нашей ментальности” (типа, последствия “черных воронков” и презрительного отношения общества к доносчикам).

Представители DEA интересовались мотивациями кандидатов на должность в департаменте. По их мнению, заработок не может быть главной движущей силой, потому что такого сотрудника можно легко перекупить. Также просили привести пример стрессовой ситуации, с которой человек не справился в прошлом. Тут тоже сработал, наверное, “эффект нашей ментальности”, потому что большинство соискателей начинали утверждать, что никогда не оказывались в таких ситуациях. Им пришлось объяснять, что стресс — это нормально и не стыдно.

Онлайн-наркотики

Начальник Департамента по борьбе с наркопреступностью также рассказал о том, ведется активная работа по выявлению наркотрафиков в киберпространстве. Для этих целей создан специальный отдел, который противодействует интернет-сбыту. Вся информация об онлайн-торговле наркотиками, которая поступает от граждан, направляется в этот отдел.

Что касается граффити-реклам, то с руководством городских властей проводятся встречи, на которых озвучивается суть проблемы и недопустимость использования городской инфраструктуры для рекламы сбыта наркотических и психотропных веществ. Службы по благоустройству обязаны фиксировать такие нарушения и передавать информацию о них в полицию. Балансодержатель здания обязан закрасить такую рекламу.

Демотивация

А. Кихтенко озвучил и главный демотивирующий для сотрудников департамента момент. Им стал тот факт, что с таким трудом пойманных преступников при собранной доказательной базе почти всегда отпускают на свободу под залог. Это касается в первую очередь наркоторговцев и изготовителей наркотических веществ. Простых наркоманов, которые являются конечным звеном этой цепочки, по прежнему сажают в тюрьму, потому что денег на залог у них обычно нет. Лидеры ОПГ получают мягкие меры пресечения — больница, лечение, домашний арест. Это позволяет им беспрепятственно продолжать свою преступную деятельность и зарабатывать миллионы, покупать престижные дома и автомобили.

Юридическая возможность выходить под залог за особо тяжкие наркопреступления намного снижает эффективность борьбы с наркопреступностью.

Начальник Департамента по борьбе с наркоторговлей в Украине сравнил свою деятельность со спортивной рыбалкой. Сначала выкладываешься на 100%, чтобы поймать “рыбу”. Потом — сам смотришь, другим показываешь… и затем пойманную спецслужбами  “рыбу” в суде отпускают на свободу.