39 просмотров

Метадоновая ЗПТ

Метадон — это сильный наркотик, при помощи которого современная медицина пытается решить проблемы героиновых наркоманов. При этом редко врачи подробно объясняют последствия такого “замещения”. На сегодняшний день достоверно известно, что справиться с любого рода зависимостью можно, только устранив психологические факторы, которые становятся причиной употребления наркотических и психотропных веществ. Это же касается и других форм зависимого поведения: переедания, игромании и т.п..

Нельзя просто взять и заменить один наркотик другим, не помогая человеку справиться ни с причинами, которые его толкнули к употреблению, ни с последствиями воздействия наркотиков на его психику и мировоззрение. Это просто устранение симптоматики вместо непосредственного лечения. Такая же примерно будет эффективность лечения, если больному открытой формой туберкулеза вместо интенсивной терапии мульти-антибиотиками предложить сироп от кашля. Это ведь дешевле и проще. И на других меньше кашлять будет. Только сироп от кашля, в отличии от метадона, не станет причиной развития чудовищной зависимости.

Синдром отмены при употреблении метадона длится минимум 30 дней (героиновая «ломка» — 10-12 дней). При этом он намного “мучительнее”. Чтобы «спрыгнуть» с метадона, некоторые наркоманы повышали свою прежнюю дозу героина в 2 раза.

Процент смертности от передозировки метадоном — самый высокий среди всех наркотических веществ. Предвестниками летального исхода становятся:

  • наступающая после или во время сна кома;
  • глубокое, шумное и неровное дыхание, которое в итоге замедляется вплоть до полной остановки;
  • коричневая жидкость, вытекающая изо полости рта или носа (отек легких).

Метадон — сильный яд, который отравляет организм:

  • разрушается печень;
  • нарушается обмен веществ;
  • из костей вымывается кальций;
  • кожные покровы желтеют;
  • появляется нестерпимая ломота в суставах и костях;
  • развиваются расстройства психики ;
  • у мужчин в 60% случаев диагностируется импотенция;
  • у 75% женщин прекращается менструальный цикл;
  • оказывается мощное угнетающее воздействие на дыхательный центр.

При наличии у матери метадоновой зависимости у новорожденного в течение 2-х суток после рождения может развиться “синдром отмены”, который сопровождают:

  • мышечный гипертонус;
  • тремор и судороги;
  • рвота;
  • гипертермия;
  • нарушения дыхания.

Врачи могут рекомендовать беременным наркоманкам принимать заместительную терапию из-за опасений рецидивов — женщина может принять потенциально смертельную дозу героина и убить себя и ребенка.

Заместительная метадоновая поддерживающая терапия в Украине не направлена на коррекцию основных психологических расстройств, присущих наркомании, — эмоционального и духовного. Героиновый наркоман, который ищет спасения в метадоновом “лечении”, напоминает пассажира “Титаника”, который, вместо того, чтобы воспользоваться шлюпкой, просто пересаживается с одного места на другое.

Заместительная терапия используется только для профилактики эпидемии ВИЧ/СПИДа среди инъекционных наркоманов. ЮНЭЙДС, ВОЗ и ООН позиционируют метадоновую терапию как один из самых эффективных методов лечения зависимости. Но не стоит заблуждаться по этому поводу. “Лечением” это называется только потому, что наркомания классифицирована как болезнь (International Classification of Diseases), а метадон и другие вещества, применяемые на заместительной терапии, уже 2 года официально являются лекарствами, поскольку были включены и в “Національний перелік основних лікарських засобів України”.

Никто не стремится преуменьшить роль профилактики СПИДа среди наркоманов. Тем более, что, по данным статистики, Украина лидирует по этим показателям среди стран Европы, а Николаевская область — среди других украинских областей. На втором месте этой жуткой статистики — Днепропетровская область, а на третьем — Черниговская.

Но без психотерапии (которая, кстати, является обязательным условием ЗПТ в Америке и Европе) это — не лечение. Это — замещение наркотика другим наркотиком с целью контроля. На метадоновой ЗПТ никто никого не лечит — наркоманов просто собрали в “загончик” и контролируют  употребление. Настоящее лечение подразумевает оказание квалифицированной помощи заболевшему человеку, а не просто контроль над тем, чтобы он не заражал других. И если наркоманию признали заболеванием, то и лечить ее должны соответствующим образом, применяя методы, позволяющие человеку вернуться к полноценной жизни и полностью отказаться от употребления.

Абстинентный синдром можно пережить. Это не так долго. А что потом?

У последователей ЗПТ есть такое убеждение: “У людей, употреблявших опиоидные наркотики, изменяются рецепторы и связи в мозге. Поэтому многим из них, даже если бы они и хотели бросить, приходится проходить заместительную терапию в течение продолжительного периода времени. Иногда всю жизнь.” Это не совсем так.

Да, рецепторы и связи изменяются, но в течение 1-2 лет без наркотиков они начинают работать в прежнем режиме. Не восстанавливаются физиологически, но функционально становятся такими же, какими были до употребления (“пустые опиоидные рецепторы” консервируются, перестают участвовать в процессе передачи импульса). Если больше не принимать наркотические вещества (даже один раз снова изменит свойства рецепторов), то человек ничем не будет отличаться от неупотреблявших героин людей.

Главное: за это время (1-2 года) человек с помощью психологов-консультантов должен восполнить утраченный навык — радоваться жизни без наркотиков и вырабатывать собственные гормоны удовольствия.

Счастливая жизнь без наркотиков — это возможно!