195 просмотров

Метадон – лекарство или смерть

Серые стены палат, высокие потолки со следами потеков по углам, длинные узкие коридоры, резкий запах дезинфектора и мрачно-скучные лица медперсонала. Казалось бы, обычный медицинский корпус, ничем не отличающийся от других в городе, если бы не старая потертая надпись на стене – Районный Наркологический Диспансер.  И то, что в одной из этих палат, лежит Димка, мой друг детства. Да, мой друг наркоман. И, возможно, что в этом есть частичка и моей вины. Может быть в том, что вовремя не разглядел в нем этой пагубной пристрасти, не помог советом, делом, дружеским плечом. Может быть в том, что я слишком увлечен своими личными проблемами и не замечаю проблем своих близких, друзей, родственников, не говоря уже о проблемах остальных людей. Но важно то, что я, наконец-то, задумался над этим и решил все-таки навестить Димку. Открыв массивную скрипучую дверь, слегка болтающуюся на старых, плохо смазанных петлях, я вошел в палату и сразу же, как будто попал в другой мир. Мир сумрака, боли, отчаяния, отрешенности и, не смотря на это, мир надежды. Надежды, которая все еще тлела в глазах Димки и его соседа по палате, молодого рыжего паренька с забавными веснушками на лице.

«Привет Андрюха, — радостно улыбнулся мне Димка. — Познакомься – это Егор!» «Привет, Димон, Егор,-  Протянул я им руку. — Как ваше ничего?» «Да потихоньку, — ответил Димка. — Ты знаешь, я запутался, переступил ту грань, которая отличает человека от животного. Подсел на наркотики… Но это ничего, мы боремся, и победим эту гадость! Правда ведь, Егор?! — по заговорщицки подмигнул Димка, обращаясь к рыжему пареньку.» «Конечно, по другому и быть не может! – Поддержал его сосед. — Андрей, мы сейчас проходим новый курс лечения. Метадон называется. Это, конечно, не вполне официальный метод терапии, но говорят, что в Европе он помог многим людям избавиться от наркозависимости. Смысл процедуры в том, что тебя лечат Метадоном, это такой наркотик, который помогает» «Подождите, вы хотите сказать, что пытаетесь избавиться от наркотиков наркотиками?! – Удивился я. – А вам не кажется, что это полный бред?!» «Ну что ты?! – Возмутился Димка. – Это же Метадон! Новый препарат. Да ты погляди на Европу, там все его принимают. Это, конечно, наркотик, только не такой, как все остальные! Другой, хороший, наверное… —  Призадумался он» «Ну что ж, возможно. – Ответил я. – В любом случае, выздоравливайте скорее.» «Я вам тут гостинцев принес. – Добавил я, протягивая Димке пакет. — Угощайтесь, а я побежал. Дел по горло. Через пару деньков еще заскочу! – Попрощался я с парнями и ушел»

Пару деньков, как всегда, растянулась на полмесяца. И вот, наконец-то, я нашел свободное время в своем загруженном графике для того, что бы еще раз навестить друга. «Привет, а где Димка?! – Поздоровался я с Егором, заметив, что Димкина кровать пустует» «Как это где?! — Удивился Егор. — Он… Он умер…» «Как умер?! –Воскликнул я, ошеломленно сев на табуретку. – Когда?!» «Неделю, назад. Прости, я думал, ты знал. – Грустно добавил Егор. Ему было очень плохо, очень. Что-то пошло не так. Врачи не справились. Я думаю, зря мы согласились на этот эксперимент. После смерти Димы, я сразу же отказался от него. Но, эта гадость, еще сильнее той, которую я принимал до этого. Я привык к ней и уже не могу без этого лекарства. Я теперь привязан к этому курсу лечения, и я боюсь. Боюсь, что что-то снова может пойти не так и я… Я, как и Дима…»

Легкий весенний дождик осыпал улицы города миллиардом прохладных капелек, распугивая зазевавшихся прохожих. Вода уже потекла за шиворот, заставляя невольно поежиться. Но я не обращал на дождь никакого внимания. Я брел напрямик, по лужам. А в голове моей крутилось только одно слово — Метадон. Придя домой, я быстро переоделся и сел за компьютер, набрав в интернете необходимую информацию.

Метадон — синтетический наркотик, который в свое время предлагался в качестве замены морфина в медицинских целях. Однако, метадон обладает тем же побочным эффектом, что и морфин, вызывая болезненную зависимость. Широко применяется в ряде стран в заместительной терапии употребления тяжёлых наркотиков, как заместитель героина («метадоновая программа»). Побочные эффекты: расслабление, потение, головокружение, тошнота, рвота. При передозировке отмечается угнетение дыхания, подавление кровообращения, отек легких, миоглобинурия и острая почечная недостаточность. Симптомы хронического использования: расслабление, подавление дыхания, гипергликемия, повышение температуры и давления, брадикардия, запоры, спазмы желчных протоков. В ряде случаев с ним связывают клинические эффекты, включающие генерализованные боли и бессонницу. При регулярном применении в дозах, превышающих рекомендованные врачом, вызывает тяжёлую лекарственную зависимость.

«Метадон может привести к полному излечению наркомана» – так говорили на начальных этапах развития метадоновой программы. Сейчас об этом предпочитают молчать. Принимавшие метадон, знают, что «переломаться» от героина гораздо проще, чем от метадона. Героиновая ломка длится несколько дней, а метадоновая — несколько недель. При этом наркоман испытывает такие нечеловеческие страдания, что самостоятельно сойти с метадона просто не может. Сейчас, некоторые медики Украины  пытаются внедрить метадоновую программу и у нас в стране. Но так ли необходима нам она?! Подумайте сами: Западные страны резко сократили у себя практику подобного лечения. 33% из 261 пациента, прошедшего 9-летнюю метадоновую программу в Швеции, умерло. С1999 по 2004 год в США количество смертей от отравлений, в которых упоминался метадон, возросло на 390 процентов и составило 3849 случаев. В Литве во время метадонового эксперимента в 8 раз выросло количество наркоманов.  На западе препарат постепенно теряет популярность, но на его производство задействованы колоссальные мощности. Чтобы избежать убытков от потери рынка, ряд фармацевтических компаний активно лоббирует метадон в Восточной Европе. Важно то, что их лоббистская деятельность, ущемляющая национальные интересы страны, находит отклик у некоторых чиновников, представителей законодательного корпуса. Подтверждает мои слова тот факт, что концепция замещающей терапии не предполагает загрузить отечественную фармпромышленность – только завоз синтетических наркотиков из-за рубежа.

Неужели у нас в стране и так мало гадости, приносящей смерть?! Задаю я не только себе этот вопрос, но и вам, друзья. Задаю его от своего имени и от имени всех тех, кому не чужда судьба друзей и близких. Нужны ли нам подобные эксперименты над гражданами нашей страны? Первый постулат медика – «Не навреди!» Думаю, что и для нас всех —  это отличный девиз…