285 просмотров

Наркомания — болезнь подавленных чувств

Вчера прошла наша очередная четверговая онлайн встреча. Оператор услуги нас слегка подвел, жаль. Тем не менее, мы поработали и, в частности, рассмотрели очень важную тему про работу с эмоциями и взаимоотношениями в процессе прохождения наркоманами программы реабилитации и ресоциализации. Говорили про то, зачем такая проработка нужна и про то, как мы ее осуществляем.

У зависимости, в т.ч. и наркомании, есть еще два названия:
• болезнь подавленных чувств и
• болезнь взаимоотношений.

В чем это выражается?
Когда ребята приходят на программу, они совершенно не способны понимать, опознавать и называть свои чувства. Это патологическое явление имеет научное название алекситимия. Отчего же она возникает?
Дело в том, что человек не может употреблять наркотики и не быть частью наркоманского сообщества. Он становится частью людоедской среды под названием улица. А там нельзя чувствовать, нельзя быть самим собой. Там невозможно проявлять тепло, нежность, дружество, любовь. Нельзя бояться, показывать свою беззащитность и уязвимость. Там можно только периодически срываться в агрессию на тех, кто послабее. Это дает временную разрядку и утоляет общий эмоциональный голод. Однако постоянно давить свои истинные чувства – невыносимо, поэтому включается защита: наркоман просто перестает опознавать свои эмоциональные переживания и вся гамма человеческих чувств съеживается до «хорошо» и «плохо» (кайф и не-кайф, или «я в шоке» на все случаи жизни).

То же происходит и в семье. Чувствовать в семье, где есть наркоман, опасно. Не менее опасно, чем на улице. Ибо проявление чувств здесь несет в себе прямую угрозу главной ценности наркомана, употреблению. А наркотики для зависимого дороже жизни. Ну в самом деле, нельзя сказать маме, что любишь, что устал, что страшно и одиноко, стыдно и опять страшно, страшно, страшно… Ведь мама что на это ответит? Правильно, «бросай наркотики!». Поэтому чувства необходимо скрывать, в первую очередь от себя самого. Да и мама тоже не может сказать больному наркоманией ребенку, что любит, потому что в ответ получит только «раз любишь, дай денег».

Так и живут несчастные годами, все глубже и глубже заталкивая себя настоящих куда-то в недра страдающей души. Отношения, соответственно, строятся абсолютно больные, потому что смысл любых отношений – обмен эмоциями, близость.

И вот приходят ребята в программу. На вопрос «что чувствуешь?» отвечают «нормально». Ответить, что значит нормально, не в состоянии. Отношения с окружающими – комок из недоверия и готовности напасть. Отношения с родителями – то же самое, только прикрытое фиговым листком «люблю маму».

Работа по восстановлению способности жить полноценной здоровой эмоциональной жизнью, а соответственно и восстановление способности строить человеческие отношения, — процесс долгий и трудный. Здесь пониманиями и теоретическими знаниями не обойтись, необходима глубокая проработка, допроживание незавершенных ситуаций, когда одни чувства подавлялись, а другие симулировались, начиная с детства, через всю жизнь, через годы употребления.

В работе с чувствами и взаимоотношениями мы опираемся на гештальт-подход. Что это такое расскажу в следующей статье.

DSC_0031  DSC_0369DSC_0424   DSC_0092